Европа под давлением: в поисках новых газовых контрактов

logo_analitika

Libération, 26 июля 2022

Авторы: Нелли Дидло и Жюли Мальфуа  Перевод – Алексей Першко

Азербайджан, Алжир, Катар… Полным ходом идет поиск альтернатив российским поставкам газа, объем которых непрерывно уменьшается. Поиск диверсификации, которой будет явно недостаточно для избегания сокращения потребления. Каким газом будет отапливаться Европа этой зимой? Используя финансирующие вторжение в Украину российское топливо, источник которого можно в одночасье перекрыть? Оплачивая по высокой цене полученный в результате особо загрязняющих окружающую среду гидроразрывов пласта американский сжиженный газ? Или же используя лишь укрепляющий авторитарные режимы катарский, азербайджанский или алжирский газ? С момента ввода российских солдат в Украину 24-го февраля зависимость Европы от российского ископаемого топлива вызывает серьезную обеспокоенность. Пересекающие континент с востока на запад трубопроводы предлагают Путину идеальный инструмент давления — мощный и прибыльный одновременно. Для избегания этого Европейский союз сначала отказался от российского угля, а затем ввел санкции и против нефти. Осталось выполнить самое сложное: отрезать себя от газа.

До начала конфликта более 40% используемого в Европе топлива поставлялось «Газпромом», по сравнению с примерно 20% сегодня. И это сокращение по большей своей части не было сделано добровольно. Это дело рук Москвы, которая урезала или сократила поставки газа в двенадцать стран-членов ЕС. Постепенно газовый вентиль закручивается: необходимый для снабжения Германии газопровод «Северный поток-1» был закрыт на десять дней для проведения ремонтных работ. Несмотря на все опасения, 21-го июля поставки газа возобновились, но в среду поток снова уменьшился, и, как сообщил российский газовый гигант «Газпром» — трубопровод будет использоваться только на 20% своей мощности. После появления этой новости цена на газ снова взлетела, приблизившись к установленному в марте рекорду.

Отопительный шантаж

«Европа находится в эпицентре энергетического шторма, и у нее может не хватить ресурсов для удовлетворения своих потребностей этой зимой. Теперь становится понятной стратегия Путина по ослаблению европейской поддержки Украины, используя в качестве оружия энергоносители», — говорит аналитик аналитического центра Bruegel и специалист по европейской энергетической политике Симоне Тальяпьетра. Помимо экономических и социальных опасностей, подобный «отопительный шантаж» рискует подтолкнуть членов Союза к реализации собственных национальных стратегий и привести перед лицом России к разрыву европейского единства, которое и так уже подверглось серьезному испытанию.

«Чтобы не уступить, европейские лидеры должны быстро разработать планы контрнаступления для подготовки к трудной зиме», — считает Симоне Тальяпьетра. Похоже, сокращения потребления газа избежать будет трудно. На прошлой неделе Брюссель представил план экономии, который предусматривает снижение спроса на газ на 15% начиная уже с августа с целью объединения усилий, которые необходимо будет предпринять, как только температура начнет падать. Эта мера обсуждалась в среду министрами энергетики «двадцати семи» наряду с другими темами, вставшими на повестку дня после критики со стороны менее зависимых от российского топлива стран южной Европы, не желающих прилагать свои усилия для помощи Германии, которая не пощадила их во время долгового кризиса. Другая важная часть стратегии ЕС основана на форсированной диверсификации поставок газа. Большой дипломатический балет уже стартовал визитами в большинство стран-производителей. Он происходит на двух уровнях: на одном государства-члены Союза обхаживают старых и новых газовых поставщиков, а на другом Брюссель стремится заключить контракты на уровне всего блока.

Коллективные договоры

Таким образом, 18-го июля Эмманюэль Макрон принял президента Объединенных Арабских Эмиратов Мохаммеда бен Заида для подписания соглашения об «энергетическом сотрудничестве», а премьер-министр Италии Марио Драги (находящийся в должности до следующих досрочных выборов) отправился в Алжир, где заключил «позволяющий поставлять значительные объемы газа» контракт. Во вторник наследный принц Саудовской Аравии Мухаммед бен Салман отправился в Грецию, а в четверг прибудет во Францию, где он, как ожидается, встретится с французским президентом. Это его первый визит в ЕС после убийства журналиста Джамаля Хашогги в октябре 2018-го года в консульстве Саудовской Аравии в Стамбуле.

Десять дней назад председатель Европейской комиссии Урсула фон дер Ляйен посетила Азербайджан, чтобы подтвердить удвоение поставок газа на последующие пять лет. Именно такой тип коллективного договора собирается поддерживать Брюссель. Он предусматривает экспорт в ЕС 20 миллиардов кубометров газа ежегодно до 2027-го года (по сравнению с 8 миллиардами в прошлом году) по Южному газовому коридору, который с 2021-го года связал газовые месторождения Каспия с Италией, Грецией и балканскими странами. Другой меморандум о взаимопонимании того же типа уже был подписан Еврокомиссией в июне с Израилем и Египтом. Чтобы восполнить отсутствие газопроводов, Тель-Авив обязуется поставлять газ в Египет, который будет его сжижать, а затем отправлять морским путем в Европу. Цифры не разглашаются, но они представляются скромными. Израиль добывает всего 12 млрд кубометров в год, а Египет в 2021-м году экспортировал менее 10 млрд. Со своей стороны, Соединенные Штаты обязались поставить в этом году в Европу дополнительно 15 млрд кубометров СПГ.

Риски дефицита

Но если эти заключенные непосредственно Комиссией контракты и помогут избежать конкуренции и разделения Двадцати семи, то остаются другие проблемы. Первый большой подводный камень — их далеко недостаточно, чтобы компенсировать возможную полную остановку российских поставок, которые в прошлом году составили 155 миллиардов кубометров. «Недостаточно полагаться на газ из других источников. Он попросту физически отсутствует в необходимых для компенсации российских поставок объемах», — предупреждает Международное энергетическое агентство, призывая Европу значительно сократить свое потребление. В опубликованном Международным валютным фондом исследовании также утверждается, что в краткосрочной перспективе политика диверсификации поставок может компенсировать максимум 70% от импорта российского газа. Если Москва полностью перекроет газовый кран, некоторые страны Центральной Европы, такие как Венгрия, могут столкнуться с дефицитом, составляющим от 15 до 40% их годового потребления.

Недоработанная политика диверсификации также связана с геополитическими рисками. Подписывая новые энергетические контракты для решения самых неотложных задач и прекращения подпитки российской военной экономики, ЕС собирается финансировать таким образом другие авторитарные режимы, вовлеченные в другие конфликты. Соглашение с Азербайджаном финансирует казну тратящего 5% своего ВВП на армию государства, которую оно без колебаний использовало в прошлом году для оккупации значительной части Нагорного Карабаха. Те же, кто ведет переговоры со странами Персидского залива, автоматически поддерживают лидеров, вовлеченных в войну в Йемене.

Слишком долгосрочные контракты

«Мы уделяем большое внимание российскому газу так как он финансирует войну, но мы заменяем его другими сомнительными зависимостями, — отмечает Анна-Лена Ребо из НПО «Друзья Земли». – В Катаре или Объединенных Арабских Эмиратах крайне мала прозрачность условий добычи, и Катар уже обвиняют в нарушениях прав человека. В Африке же — в Мозамбике – проекты разработки газовых месторождений были приостановлены уже много лет назад, так как они лишь увеличили коррупцию и общее неравенство».

Помимо характера режимов стран-поставщиков газа, вызывает озабоченность и срок действия контрактов. По данным Bloomberg, Катар требует контракт на поставку большого количества газа на срок как минимум на 20 лет, что может привести к зависимости ЕС от ископаемого топлива и помешать блоку достичь своей цели по сокращению на 55% выбросов парниковых газов к 2030-му году. Отдельные страны уже отказались от этого: Германия заключила двадцатилетнее соглашение с США по СПГ. Первые поставки начнутся только в 2026-м году, что продлит срок действия контракта до 2046-го года, в то время как страна должна достичь углеродной нейтральности на год раньше.

Газ или уголь?

«Эти контракты обязывают нас потреблять газ, — подтверждает Анна-Лена Ребо. — Обычно они заключаются на срок от десяти до двадцати пяти лет, при этом ученые четко понимают, что мы должны сократить добычу газа и прекратить разработку газовых месторождений уже сейчас». По мнению аналитического центра Ember, даже перезапуск нескольких угольных электростанций на зиму будет менее разрушительным для климата в долгосрочной перспективе, чем усиление зависимости от газа на срок в два десятилетия.

Однако существуют и другие решения. «К 2025-му году мы уже смогли бы обойтись без российского газа, развивая возобновляемые источники энергии и энергоэффективность, например, тепловые насосы. Такие технологии уже существуют, и нам известно, что они безопасны и эффективны, — утверждает Анна-Лена Ребо. — Именно сюда мы должны инвестировать, вместо того чтобы развивать новые энергетические зависимости».

1 комментарий на “Европа под давлением: в поисках новых газовых контрактов

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.