Катрин Колонна, министр иностранных дел Франции: «Помогая Украине, мы защищаем собственную безопасность»

logo_interview_r

Liberation,  4 августа 2022

Автор: Соня Делезаль-Столпер          Перевод – Алексей Першко

В своем первом интервью национальной ежедневной газете [Liberation] глава французской дипломатии считает, что Россия ведет «всеобъемлющую и гибридную» войну, которая направлена ​​не только против Украины, но и ​​на то, чтобы «бросить вызов международному порядку и стабильности в мире». 30-го мая Катрин Колонна сошла с поезда на центральном вокзале Киева. Этот очень символичный жест — первый визит члена французского правительства в Украину после вторжения России 24-го февраля — ознаменовал ее первые шаги во главе французской дипломатии. В середине июня эта опытный дипломат с долгой карьерой (посол в Лондоне, Риме, министр-делегат по европейским делам, в течении девяти лет пресс-секретарь Елисейского дворца во время президентства Ширака и др.) вернулась в украинскую столицу вместе с Эмманюэлем Макроном. Она также недавно сопровождала главу государства в его поездке по Африке, где, по ее мнению, Россия использует дезинформацию, голод и энергию в качестве оружия, чтобы поставить под сомнение «жестоким, неоправданным и совершенно циничным» образом весь комплекс фундаментальных принципов, лежащих в основе международного порядка. Для нее поддержка Францией Украины и обязательства Франции на африканском континенте носят долгосрочный характер и направлены на то, чтобы помешать России восстановить «имперскую власть самыми отвратительными средствами».

На этой неделе Тайвань посетила спикер Палаты представителей США Нэнси Пелоси. Китай в ярости. Какова позиция Франции?

Позиция Франции по отношению к Китаю не изменилась с тех пор, как она признала Китайскую Народную Республику в 1964-м году, и поэтому Франция придерживается своей политики одного Китая. Визит президента или спикера Палаты представителей Соединенных Штатов не является беспрецедентным. В любом случае визит госпожи Пелоси не должен использоваться Китаем в качестве предлога для эскалации мер, способных усилить напряженность.

До 24-го февраля идея российского вторжения в Украину многим казалась маловероятной. Это произошло. Может ли Китай поддаться искушению подражать Кремлю и вторгнуться на Тайвань?

Со стороны Китая это стало бы опрометчивым шагом, но мне не кажется, что подобное искушение в данный момент существует. Мы посылаем все сигналы, призывающие к умиротворению и умеренности, и у меня была возможность подробно поговорить с моим коллегой —  министром иностранных дел Китая – во время встречи в Индонезии на G20. Эта тема обсуждалась со многими другими коллегами, и я, как и все наши партнеры, призвала к максимальной сдержанности и важности диалога между Китаем и Тайванем. Статус-кво нельзя нарушать в одностороннем порядке. Мы рассчитываем, что Китай и впредь будет формировать свою внешнюю политику, добиваясь соблюдения правил и приверженности стабильности, что является одним из отличительных признаков его внешней политики.

Эмманюэль Макрон поговорил в понедельник [1-го августа] со своим украинским коллегой Владимиром Зеленским. В середине июня президент Франции наконец посетил Киев. Однако в пропорциональном отношении с точки зрения предоставления помощи, особенно военной, Франция немного отстает от других стран, таких как Соединенные Штаты, но также и от Соединенного Королевства, Германии, Польши или даже Эстонии.

Это не совсем верно. Мы не предаем гласности всего, что делаем, равно как и объемов военного вклада, предоставления техники или обучения. Это осознанный выбор. Не обязательно предоставлять эту информацию всем, мы оставляем ее украинцам и нашим партнерам. Франция вместе со всеми европейцами и своими союзниками сделала решительный выбор помочь Украине защитить свой суверенитет, свою независимость и свою целостность, так как что она борется за ценности, которые мы разделяем. Потому что на нее напала страна — Россия, которая выбрала путь особо ужасной войны, ведущейся без соблюдения международного гуманитарного права и отмеченной военными преступлениями и зверствами. Мы решили поддержать Украину, потому что на карту поставлена ​​не только судьба украинского народа или стабильность на европейском континенте. Это жестокое, необоснованное и, более того, циничное пренебрежение страной – Россией — всеми фундаментальными принципами, лежащих в основе международного порядка, основанного на соблюдении верховенства права. Неприемлемо и немыслимо, чтобы государство отступало от своих международных обязательств и соблюдения самых основных принципов Устава Организации Объединенных Наций. Потому что, если бы мы смирились с этим, в мире воцарился бы всеобщий беспорядок. То, что мы защищаем, защищая Украину и помогая ей, — это наша собственная безопасность.

Что касается оказываемой нами поддержки, которая является не только военной и дипломатической, но также и политической, экономической и финансовой – то она выполняется Францией в полной мере. Мы уже выделяем 2 миллиарда евро на экономическую, гуманитарную помощь и помощь по восстановлению страны. И эта помощь дополняет усилия Европейского Союза в размере 9 миллиардов евро. Это же касается и европейских усилий на военном уровне. И мы только что выделили по решению Европейского совета по иностранным делам, то есть на уровне министров, новый транш в размере 500 миллионов евро. Оказываемая помощь также носит гуманитарный характер, с приемом на территории европейских стран миллионов беженцев, которые пользуются так называемым правом на временную защиту, заключающемся в ряде прав — и в первую очередь праве на работу или праве детей на получение образования. Около 19.000 украинских детей посещают школу во Франции.

Как продвигаются расследования военных преступлений?

Наша поддержка также заключается в борьбе с безнаказанностью путем направления специализированных групп для документирования того, что мы можем считать военными преступлениями. Следует называть вещи своими именами. Также наша поддержка заключается в недавнем донорском подключении ДНК-лаборатории, которая поможет идентифицировать жертв, и сотрудничестве, которое мы ведем с Международным уголовным судом, в том числе с точки зрения финансирования. Существуют и санкции. Вопреки заверениям тех, кто поддерживает Россию, — к примеру, г-жи Ле Пен, которая, похоже, питает особую симпатию к режиму Владимира Путина и утверждает, что санкции не будут эффективными, — они дают свой эффект. Они оказывают сильное воздействие на российскую экономику и будут иметь возрастающее влияние, поскольку снижение нашей зависимости от российских углеводородов и, возможно, от газа значительно осложнит продолжение Россией военных действий.

Мы оставляем за собой возможность усиления этой политики санкций. Наконец, помощь Украине военной техникой касается не только артиллерийских орудий, но и поставок средств защиты, боеприпасов или бронетехники, позволяющих пехоте продвигаться вперед ближе к российским позициям, находясь под прикрытием. Мы делаем это через диалог с украинскими властями, откликаясь на их просьбы, в координации с нашими партнерами и союзниками, чтобы коллективно мы были максимально эффективны.

После несколько напряженных обменов мнениями, особенно после слов президента Макрона о том, что не следует «унижать» Россию — слов, очень плохо воспринятых в Украине, — можно ли говорить о сегодняшнем потеплении отношений или о прояснения недоразумения?

Ключевым моментом стал визит Президента [Макрона] в Киев в сопровождении канцлера Германии Олафа Шольца, премьер-министра Италии Марио Драги и президента Румынии Клауса Йоханниса. Это позволило незадолго до заключения Еврокомиссии по заявкам на членство, поданным Украиной, Молдовой и Грузией, продемонстрировать поддержку трех стран-основателей Европейского Союза и крупного географического соседа в целом, добиться признания и, следовательно, легитимности украинской и молдавской заявки на статус кандидата.

Этот шаг имел историческое значение, поскольку за ним последовало единодушное признание Двадцатью семью этого статуса. Также последовало продолжение и активизация французских усилий по доставке необходимой техники, что удовлетворило украинцев. Во время последнего разговора между Президентом Республики и Президентом Украины последний приветствовал оказываемую нами помощь. Должны ли мы продолжать? Без сомнения, потому что это долгосрочная борьба. Президент часто настаивает на том, что мы должны продолжать оказывать поддержку во всех ее аспектах, в том числе и в военной. Нам придется не только помочь украинцам продержаться и, по возможности, уравновесить военный баланс сил с Россией, но мы и сами должны удержаться и осознать, что в долгосрочной перспективе нам придется приложить еще немало усилий, и что мы будем их предпринимать, потому что на карту поставлена ​​наша безопасность.

Значит, произошел сдвиг. Что изменилось?

Линия Франции всегда была ясной. Она заключается в том, чтобы помешать России достичь своих целей. Россия ведет гибридную войну, которая нацелена не только на Украину, но и направлена ​​на подрыв международного порядка и стабильности в мире. Противостояние, которое распространяется на африканский континент, и в котором Россия использует в качестве оружия не только то, что она совершает в Украине в военном отношении, но и дезинформацию, голод и энергию в качестве оружия — в стратегических целях, выходящих далеко за пределы Украины. Мы должны ясно дать понять всем тем на планете, у кого может возникнуть соблазн подумать, что эта война касается исключительно европейцев — что они также являются мишенью российского империализма. Я тут вторю словам президента Макрона, который так хорошо это выразил. Мы присутствуем при попытке восстановления имперской власти самыми гнусными средствами: злоупотреблениями, изнасилованиями, военными преступлениями, несомненными преступлениями против человечества, депортациями, пытками, массовыми убийствами. Мы должны помочь нашим партнерам за пределами Европы лучше осознать, что они сами являются мишенью, что мы не должны путать жертву с палачом. В этом контексте президент не мог бы выразиться более ясно во время своего недавнего африканского турне.

Президент Макрон все еще считает, что нам нужно продолжать переговоры с Владимиром Путиным?

Стоит ли продолжать разговор с Россией и ее президентом? Да. Не только одной Франции — но да, определенно нужно. Потому что нам придется готовить и дальнейшие шаги. Сегодня время для оружия. Но мы должны продолжать добиваться и начала диалога. Однако для этого есть свои условия. Для разговора нужны двое. И на данный момент таковые условия для того, чтобы политическая фаза последовала за военной фазой – не сложились, до этого еще далеко. Тем не менее, следует надеяться не только лишь на изменение баланса сил — с одной стороны, на влияние санкций, а с другой на возможное осознание Владимиром Путиным или его окружением, что Россия совершил стратегическую ошибку и зашла в тупик. Можно констатировать, что его партнеры все меньше и меньше понимают его выбор.

Какие партнеры?

Ближайшие географические и торговые партнеры России. Российская политика оказывает влияние на весь мир: рост цен на энергоносители, рост цен на продукты — за это отвечает Россия и только Россия, резко сокращая этот экспорт и заставляя Украину сокращать свой. Это именно Россия установила блокаду зерновых, а сегодня гордится тем, что сама ищет решения, уподобившись пожарнику-поджигателю. В первую очередь это касается стран Африки и Ближнего Востока. Отношение Китая к требованиям России остается крайне осторожным. Многие страны колеблются, но очень немногие все-таки поддерживают Россию.

1 комментарий на “Катрин Колонна, министр иностранных дел Франции: «Помогая Украине, мы защищаем собственную безопасность»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.