Мариуполь: «Без военных мы бы ни за что не выжили»

logo_podii

Libération — среда 4 мая 2022

Автор: Пьер Алонсо

В большинстве своем эвакуированных из расположенных под промплощадкой «Азовстали» бункеров – выживших гражданских сопровождали представители ООН и Красного Креста. Журналисты Libération собрали свидетельства их непростых испытаний.

«Я не видел солнца два месяца». В последний раз это был зимний свет на берегу Азовского моря, в Мариуполе, на юге Украины. Нашествие России только началось, и город-порт еще не стал городом-мучеником. 14-летний Владимир словно родился заново 1 мая, когда сел в один из эвакуационных автобусов, арендованных украинскими властями и ООН при поддержке Международного комитета Красного Креста (МККК). Два месяца подросток в черной толстовке прожил под землей на промплощадке «Азовсталь». «Обстрелы были постоянными — с суши, с моря, с воздуха», — говорит наконец-то прибывший в украинскую зону парень: в находящееся в 225 километрах к северо-западу от Мариуполя Запорожье.

Его отец, зачисленный в батальон «Азов», велел ему спрятаться где-то на обширной территории промышленного комплекса. Сам же он остался в глубине — на заводе. Покинуть комплекс разрешалось только женщинам, детям и старикам. «Без армии мы бы никогда не выжили. Они готовили для нас еду», — рассказывает подросток, щеки которого заметно розовеют на майском солнце. Когда же еды стало не хватать, солдаты варили им кашу из всего, что находили поблизости: лопухов и травы. Владимир — один из 101 пленников осажденного Мариуполя, которые смогли покинуть бункеры «Азовстали» благодаря этой беспрецедентной операции. Из этой сотни 69 спасенных отправились в Запорожье, остальные предпочли остаться у родственников в Мариуполе. Только одному человеку — сотруднику милиции — российская армия не позволила покинуть территорию. Во вторник в 16:30 пять автобусов въехали на стоянку под знаком «Эпицентр» — пункт въезда для всех, кто покидает контролируемую российской армией территорию на юге Украины. Вместе с беженцами из других населенных пунктов вокруг Мариуполя из автобусов вышли 127 человек.

«Все сгорело».

Элина Васильевна — посеревшая кожа и зеленые глаза — рыдает, вспоминая обитателей своего бункера, которые не смогли выехать. «Их тоже нужно эвакуировать», — говорит эта плотно сложенная женщина, которой можно дать на десять лет больше. За два месяца она лишь дважды выходила на поверхность и наблюдала ожесточенность боев. «Вечером мы ложились спать, не зная, проснемся ли на следующее утро». «У нас были какие-то запасы еды, мы ели понемногу каждый день, даже собаку удавалось покормить. Когда еды больше не стало, солдаты попросили нас убить ее». Она снова плачет. Память о мужестве украинских воинов вновь льется бальзамом на ее сердце: «Они сами голодали, но приносили нам еду»! Отрезанной от мира, ей иногда удавалось услышать его отголоски по радио. Она предпочла остаться в Украине — вновь настаивает женщина. «Здесь я родилась». Из сопровождаемого джипами МККК автобуса она в последний раз увидела свой город в воскресенье. «Все было черным, все сгорело и превратилось в пепел. Я счастлива, что оказалась здесь». Она скучает по дорогому ей существу — своей 82-летней матери, от которой у нее нет никаких известий. Матери, которая успокаивала ее перед самой войной. «Она убеждала меня не паниковать, что Путин не посмеет, что это невозможно». В Мариуполе же произошло самое худшее. «Как это могло случиться в 21-м веке? Прийти к своим «близким», чтобы совершить подобное? Что творится у них в головах»?

Инна улыбается. Несмотря на пережитый ужас, толпу, камеры и микрофоны – у этой другой сорокалетней женщины умиротворенное лицо. Ее дочь положила голову матери на плечо. «Сегодня было бы ровно два месяца», — говорит мать. Два месяца в темноте «Азовстали», «без информации, без интернета». «Мы привыкли там жить…» Но она так и не привыкла к присутствию «оккупантов»: «Русские сказали, что никто не придет нас спасать», — рассказывает Инна. Она жила в разных бункерах комплекса. А когда она в конце концов смогла покинуть этот ад, русские солдаты встретили ее угрозой: «Бегите, но мы вас найдем».

Этот конвой, «вырванный» благодаря визиту Генерального секретаря ООН Антониу Гутерриша в Москву – стал результатом длительной эпопеи продолжительностью почти в сорок восемь часов. По словам губернатора Запорожской области, автомобили были вынуждены пересечь 26 блокпостов. В мирное время этот путь занимает два с половиной часа. По словам начальника приемного пункта в Запорожье Алексея Савутского, с начала войны этот путь проделали около 35 тысяч мирных мариупольцев.

Эвакуируемые должны были пройти многочисленные российские проверки. Все прошли через «фильтрационный лагерь» в селе Беземен под Мариуполем, — рассказывает Екатерина, молодая женщина в пестрой куртке: «Солдаты обыскивали багаж, телефоны, читали сообщения. Приходилось раздеваться, некоторым полностью. Они искали женщин, мужья которых были солдатами. Нам сказали, что обязательно найдут их и пришлют их головы в коробках. Также нам задавали вопросы о позициях солдат, о глубине бункеров на «Азовстали».

Если эта колонна по своему беспрецедентному характеру и привлекла к себе особое внимание, то анонимные герои в попытках спасти мирных жителей продолжают ездить в Мариуполь, несмотря на обстрелы и риск быть арестованными русскими или их приспешниками. Сергей — один из них. Он до такой степени избегает возможной славы, что отказывается фотографироваться. Мужчина лет пятидесяти с мускулистыми руками с трудом находит в себе силы рассказать: в самом начале войны, находясь в Киеве, он решил поехать помогать жителям своего родного города Мариуполя. 23 марта вместе с ним из осажденного города смогли выехать семь человек. Он вновь вернулся назад и выехал в понедельник с новыми выжившими, на этот раз подобранными в гостиничном комплексе недалеко от портового города. «Дом одного из мужчин, которых я должен был забрать, сгорел, и он сам вместе с ним» — говорит Сергей.

Разбитые стекла

54-летняя Татьяна — женщина с очень голубыми глазами – добралась до Запорожья вместе с мамой благодаря солидарности украинцев, которые помогали ей в дороге — подчеркивает она. Из своего дома в Мариуполе она видела ежедневные обстрелы «Азовстали». Она восхищается сопротивлением украинских сил. «Полк «Азов» — это наши 300 спартанцев! То, что они сделали, войдет в историю, их подвиг исключителен» — выдыхает срывающимся от эмоций голосом эта солидная женщина со всклокоченными светлыми волосами.

Выйдя из семейной машины после обеда в понедельник, Даниил победоносно вскидывает руки. Окна его автомобиля выбиты, а кузов изрешечен осколками от взрыва, случившегося «в пяти метрах»: «В Мариуполе выжить было очень сложно. Тяжело, страшно, но мы это сделали», — торжествует 16-летний юноша, на коже которого все еще видны следы подросткового возраста. Вместе с родителями и младшей сестрой они почти два месяца прятались на лодке. Первоначально они переехали к дедушке, но однажды утром проснулись от дыма и недалекого взрыва: в соседний дом попали. Соседский сын нашелся мертвым под завалами. «Мать страшно кричала», — вспоминает Даниил. Вскоре после этого они перебрались на портовый буксир.

«Азовсталь» до сих пор обстреливают, в то время как везде стало тихо», — добавляет он. «В Мариуполе по-прежнему много людей, улицы пусты, но в домах мы видно, как люди что-то готовят и делятся едой. Все очень сплочены». Путин так и не смог взять город, несмотря на обрушенные на него тонны стали, как и не удалось ему отрезать тихий портовый город от Азовского моря.

1 комментарий на “Мариуполь: «Без военных мы бы ни за что не выжили»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.