Потери. Шесть месяцев конфликта в Украине: неустановленность количества жертв

logo_analitika

Libération, 22 августа 2022

Автор: Нелли Дидло  Перевод – Алексей Першко

Подсчет гражданских или военных жертв вторжения остается чрезвычайно деликатным вопросом и подвергается манипуляциям с обеих сторон. Для оценки потерь российской армии существует множество версий: погибло от 1.351 до 45.400 человек. С 24-го февраля и начала войны в Украине цифр более чем предостаточно. Списки уничтоженной или поставленной техники, количество попаданий в сутки, количество использованных боеприпасов. Наиболее тщательно исследуются те данные, которые касаются подсчета человеческих жизней: количества убитых, раненых, пленных, численности армии. Каждый лагерь выбирает свои цифры: какие-то из них раскрываются, какие-то выносятся на первый план. В Киеве в центре внимания находятся количество погибших россиян и уничтоженной военной техники. Донецкие сепаратисты акцентируют количество погибших украинских солдат и пострадавших мирных жителей. В Москве мало говорят о цифрах, предпочитая «стратегические цели» и прочие эвфемизмы «специальной операции».

Однако больше всего спекуляций вызывает именно количество погибших в российских войсках. Украинский Генштаб оценивает их более чем в 45.000 человек, т.е. более 240 человек в день, что представляется сильно завышенным показателем. Россия же, напротив, лишь дважды сообщала о своих потерях. Последняя оценка датируется 25-м марта и сообщает о 1.351 погибшем и 3.825 раненых. С этой даты официальный счетчик остается заблокированным, но Москва утверждает, что уровень смертности резко снизился. К этим русским погибшим следует добавить и донбасских сепаратистов. Самопровозглашенная Донецкая Народная Республика еженедельно публикует свои потери: по состоянию на 12-е августа они составили 2.649 погибших и 11.249 раненых. Луганск, со своей стороны, сообщает о 600 погибших.

Завышенные с одной стороны и заниженные с другой — эти официальные данные служат каждые своей пропаганде, но в то же время свидетельствуют об исключительно кровопролитном характере войны. Даже если просто согласиться с официальными объединенными цифрами России и сепаратистов, то общая цифра потерь уже близка к официальному числу жертв второй чеченской войны в 4.572 человека. Истинный масштаб потерь Москвы, вероятно, намного больше. «Русские менее чем за шесть месяцев наверняка потеряли от 70.000 до 80.000 человек, если сложить вместе количество убитых и раненых в бою. Цифра может быть чуть выше или ниже, но она приблизительно такова», — заявил 8-го августа заместитель министра обороны США Колин Каль (Colin Kahl). Несколькими неделями ранее ЦРУ и британская МИ-6 оценили число погибших россиян в 15.000 человек.

Анализ некрологов

По заявлениям западных спецслужб, для получения этих оценок они опираются на спутниковые снимки, перехват разговоров, сообщения в социальных сетях и отчеты вернувшихся с заданий украинских солдат. Однако эти свидетельства из первых рук становились все менее убедительными по мере развития войны, когда ближний бой первых недель превратился в дуэль дальнобойной артиллерии с использованием систем, способных наносить удары на несколько десятков километров. Еще один учитываемый показатель касается пораженной техники. По каждому уничтоженному взрывом танку или БМП, по каждому сбитому самолету аналитики могут подсчитать количество членов экипажа.

В дополнение к этим теоретическим оценкам исследователи рассмотрели вопрос и с другой стороны, чтобы учесть частично проверенные данные. Журналисты независимого российского новостного сайта «Медиазона» и Русской службы Би-би-си методично каталогизируют некрологи в местных газетах и ​​Интернете. По последним подсчетам на 29-е июля, с начала вторжения погибло не менее 5.185 российских солдат. В сочетании с потерями сепаратистов, которые не входят в их список, это уже больше, чем 7.000 погибших в войнах в Ираке и Афганистане американцев.

Тысячи приведенных ими некрологов демонстрируют несколько тенденций. Погибшие российские солдаты в непропорционально большой степени являются выходцами из республик Бурятии (в Западной Сибири) и Дагестана (на Кавказе) — двух населенных этническими меньшинствами бедных регионов, где служба в армии зачастую является единственным шансом получить работу. И наоборот, почти никто не прибывает на войну из Москвы или Санкт-Петербурга. Еще один урок заключается в том, что элитные силы российской армии заплатили особо высокую цену, особенно на начальных этапах войны. Воздушно-десантные войска (ВДВ), уничтоженные при попытке штурма аэропорта Гостомель в пригороде Киева, составляют 18% из перечисленных «Медиазоной» погибших. Еще больший процент погибших только среди бойцов мотопехоты — их 19%.

Кровавые первые три недели

Также было убито не менее 879 офицеров, некоторые из которых занимали очень высокое положение в иерархии командования (т.е. 17% от общего числа, заявленного «Медиазоной»). Чтобы объяснить этот большой показатель, было выдвинуто несколько гипотез: необходимость отправки офицеров на передовую для повторной мотивации войск, проблемы со связью и более широкое освещение таких смертей в СМИ. К частям, которые пострадали больше всего, следует добавить и части наемников Вагнера. По заявлениям двух американских официальных лиц, которых цитирует New York Times, бойцы подразделения Вагнера составляют четверть от всех погибших россиян, количество которых они оценивают в 20.000 человек.

Даже неполные, эти цифры также позволяют установить, какие этапы войны были наиболее смертоносными. Безусловно, самыми кровавыми оказались первые три недели: еженедельно погибало более 300 человек. С тех пор цифры постепенно снижались. С июня они упали ниже 80 в неделю. Эти тенденции совпадают с теми, которые установил пользователь Интернета под ником Necro Mancer — он вычисляет количество погибших россиян через социальные сети. Necro Mancer насчитал 975 погибших в марте и 275 в феврале (всего за пять дней войны), против менее 400 в апреле и мае, менее 170 в июне и июле и около тридцати в августе.

Неопределенность с гражданскими

Число погибших бойцов с украинской стороны еще более туманно. В одном из своих редких заявлений в понедельник (22 августа) главнокомандующий украинской армией генерал Валерий Залужный признал, что в боях погибло около «9.000 героев». Предыдущая оценка датировалась серединой апреля: тогда украинский президент называл цифру в 3.000 убитых солдат. Между тем, в мае и июне, когда украинская армия отступала перед лицом обстрелов российской артиллерии, Киев заявлял об очень больших потерях от 100 до 200 человек в день, чтобы побудить своих союзников быстрее доставить ему больше военной техники. Сегодня это соотношение упало бы до 30 и 50 в день соответственно. Чтобы не дестабилизировать правительство, западные спецслужбы обычно воздерживались от своих предварительных оценок. Только Соединенные Штаты осторожно установили диапазон от 5.500 до 11.000 смертей. Даже Москва перестала подводить свой баланс с 16-го апреля. Последний из них по-прежнему упоминает 23.367 смертей.

В этой войне гибнут и мирные жители Украины. Согласно данным Управления Верховного комиссара Организации Объединенных Наций по правам человека (УВКПЧ) в понедельник (22 августа), с 24-го февраля 5.587 человек были убиты и 7.890 ранены с пиком в марте, когда Россия оккупировала северные пригороды Киева. «Реальные цифры наверняка значительно выше, — предупреждает агентство ООН. — Из мест ожесточенных боев информация поступает дольше, а в некоторых районах сообщения все еще ожидают подтверждения». В частности, недостает информации по Мариуполю, где украинские власти называют цифру в более 20.000 погибших.

Согласно этой частичной оценке, наиболее пострадавшим регионом является Донбасс, где погибло 3.317 человек, в том числе 3.015 человек на контролируемых Киевом территориях и 302 человека на стороне сепаратистов. «Большинство зарегистрированных смертей среди гражданского населения были вызваны взрывным оружием широкого действия, таким как артиллерийский огонь, реактивные системы залпового огня, ракеты и авиаудары», — говорится в сообщении УВКПЧ. Извлеченные из тумана войны, эти оценки остаются неточными. Оставив в стороне точность цифр с каждой стороны, остается актуальным вопрос: какую человеческую цену готовы заплатить Киев и Москва за продолжение войны?

1 комментарий на “Потери. Шесть месяцев конфликта в Украине: неустановленность количества жертв

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.