Три месяца войны в Украине: мелкие шажки русского огра

logo_analitika

Libération – вторник, 24 мая 2022

Авторы: Пьер Алонсо, Нелли Дидло и Люк Матье  Перевод - Алексей Першко

Войска Владимира Путина, недавно захватившие Мариуполь, продолжают наносить удары и продвигаться на Донбассе. Но они по-прежнему сталкиваются с сопротивлением украинской армии, которая смогла дать отпор российским солдатам под Киевом и Харьковом. Через три месяца после вторжения в Украину Россия, наконец, добилась символической победы, захватив опустевший, израненный и разрушенный страшной осадой портовый город Мариуполь. Севернее, на Донбассе, Москва пожинает тактические военные успехи. На данный момент незначительные, они могут привести в среднесрочной перспективе к захвату Донбасса, представленному Кремлем в качестве приоритетной задачи после неудачной попытки захватить Киев в первый месяц войны. На земле, в воздухе и на море российские войска продолжают сталкиваться с трудностями и серьезным украинским сопротивлением, усиленным тяжелыми средствами, которые, наконец, согласились отправить союзники Украины: артиллерийскими орудиями, в том числе американскими М777 и французскими «Цезарь», ударными и транспортными вертолетами, танками, бронетехникой… вдобавок к тысячам противотанковых ракет, уже отгруженных и успешно использованных против российских войск.

Концентрация усилий на Донбассе с конца марта показала способность российской армии быстро передислоцироваться. Разительный контраст с логистическими трудностями, наблюдавшимися в течение первых недель — в частности, с обездвиженными в направлении Киева колоннами бронетехники. «Мы больше не наблюдаем разрозненных подразделений, даже если отдельные нападения из засад на конвои снабжения все еще случаются», — подчеркивает военный специалист по российской обороне Пьер Грассе. С недавними прорывами на Донбассе по направлению из Попасной отправленные Кремлем войска рискуют вновь оголить свои фланги. Французский военный источник отмечает более систематическую отправку боевых вертолетов сопровождения наземных конвоев для противодействия засадам. Признак того, что «русские учатся», но медленно: «Что это — инерция, отсутствие общего контроля, находящиеся под слишком большим давлением командиры, вынужденные пренебрегать базовыми понятиями?» — задается вопросом этот офицер.

На Донбассе шквал огня по Мариуполю, а затем и по другим городам региона — в частности по Северодонецку — показывает, что снабжение боеприпасами работает. Украинские силы пытаются оборвать именно эти линии жизни, питающие российские военные усилия на Донбассе. Отбросив противника в районе Харькова, второго по величине города страны, украинские части, похоже, готовятся возобновить продвижение на восток, к одной из линий снабжения.

Фатальные ошибки русской армии

Несмотря на свои успехи на юго-востоке, русская армия все еще теряет много техники. От танков до поддерживающих пехоту и направляющих артиллерийские удары легких дронов. За три месяца конфликта было уничтожено около 70 разведывательных беспилотников «Орлан-10» весом около 15 кг — по сравнению с 30 за почти семь лет войны в Сирии. Одно из недавно захваченных украинцами устройств оказалось изъятым из запасов МЧС России, что свидетельствует о возможном начале дефицита, — отмечает Пьер Грассе. Такой высокий уровень потерь объясняется эффективным использованием украинской армией зенитно-ракетных комплексов малой дальности типа «Стингер», при этом у русских действительно не было выбора: «Либо они используют беспилотники этого типа, либо маловысотные разведывательные истребители или спутниковые снимки, но у России не так много спутников, и времени на обработку данных с них требуется гораздо больше», — подчеркивает Грассе. Украинцы же, напротив, с большим умением используют эти небольшие аппараты, в том числе и купленные в обычных магазинах и порой предоставляемые и доставляемые на место гражданскими лицами. Российским силам по-прежнему не хватает эффективных средств подавления, добавляет Пьер Грассе. Что еще более удивительно, россияне не очень эффективны в плане «контрбатарейной» борьбы с артиллерией противника после проведенного им артиллерийского обстрела. Украинцы же, напротив, хорошо владеют этой сферой: в 2014 году первым присланным США оборудованием были именно противобатарейные радары.

Но именно в самых сложных маневрах русская армия сталкивается с наибольшими трудностями и драматическими последствиями с точки зрения человеческих и материальных потерь. В наступлении на Донбассе она предприняла попытку форсировать реку Донец в районе Белогоровки. Операция превратилась в настоящую «Березину»: под огнем украинцев российским войскам пришлось отступить, потеряв не менее 80 машин. Этот тип переправы по наплавным мостам чрезвычайно сложен для всех армий, но русские части, кажется, упустили из виду самые элементарные вещи: недостаточную поддержку с воздуха, слишком близкое сосредоточение тяжелых войск к мосту, когда он еще не был установлен, любые одновременные отвлекающие маневры, и т. д. Роковые ошибки, исправить которые российская армия сегодня, похоже, не в силах.

Поставки Киеву от союзников

Когда 24-го февраля началось вторжение, сомнениям, казалось, не могло быть и места: Россия без проблем собирается захватить украинское небо. Баланс сил был подавляющим. Московская армия могла рассчитывать на более чем 1.800 самолетов, в том числе современные Су-35, тогда как Украина имела парк из менее чем 190 старых самолетов, оставшихся еще после распада Советского Союза в 1991-м году. Подобная же ситуация касалась и вертолетного парка: 830 против менее 50.

Однако спустя три месяца Украина сохраняет контроль над частью своего воздушного пространства, а московская армия накапливает потери. По данным специализированного сайта Oryx, 25 ее боевых самолетов (в том числе один Су-35С и пять Су-30СМ), один военно-транспортный самолет и 42 вертолета были сбиты, повреждены, брошены или захвачены. Украина потеряла 49 воздушных суден, в том числе пять МиГ-29.

Что же произошло? Российская авиация сначала пострадала от противовоздушной обороны противника, которую не смогла уничтожить в первые часы войны, и которая затем была усилена поставками киевских союзников. «Украинцы регулярно перемещают свои мобильные зенитные комплексы, что крайне затрудняет их обнаружение и уничтожение», — говорится в сообщении Французского института международных отношений (Ifri) от 31-го марта. Чтобы избежать этого, русские истребители были вынуждены летать на больших высотах в ущерб точности своих ударов.

К этому сдерживающему фактору добавляется недостаточная подготовка русских пилотов, особенно для самых современных самолетов. «Средний налет российских летчиков-истребителей составляет менее 100 часов по сравнению со 180 часами у французских или даже 240 часами у британских или американских пилотов», — отмечает Ifri. Опыт, полученный во время войны в Сирии, где российские самолеты беспощадно наносили удары, не столь значителен, а чаще всего гражданские цели не имели средств ПВО.

Украинское сопротивление, подпитываемое вертолетными поставками, однако, не означает, что российские ВВС выведены из боя. В последние дни россияне совершали около 200 боевых вылетов в день, а также активизировалась их поддержка наземных частей.

Битва за контроль над Черным морем по-настоящему началась 14 апреля, через полтора месяца после начала войны, с уничтожения российского флагмана «Москва». До этой тяжелой потери — как в стратегическом, так и в символическом плане — российский флот практически не встречал сопротивления. Сопротивление солдат со Змеиного острова могло стать аллегорическим, но оно длилось всего несколько часов и не помешало российским кораблям расположиться у берегов Украины. «На тактическом уровне показатели российского флота не блестящие, но все же они лучше, чем у сухопутных войск», — отмечает почетный член Центра исследований в области безопасности при Университете Халла Гэри Блэкберн на подкасте Warships.

Российский флот по-прежнему выполняет свою основную двойную роль: блокирует украинские порты и наносит удары по береговой инфраструктуре ракетами морского базирования. Вскоре могут возобновиться и удары по Одессе или другим городам, расположенным дальше вглубь страны. Шесть подводных лодок класса «Кilо» (проекта 877 «Палтус» — прим. ред.), оснащенных самыми точными российскими ракетами «Калибр», вновь вышли в море из Севастополя. Русские все чаще прибегают к этому, чтобы не подвергать свои корабли опасности украинских атак.

Так как после потери «Москвы» российский флот терпит неудачи. Лишившись средств противовоздушной обороны крейсера, другие корабли были вынуждены отступить, и таким образом мишенью стал Змеиный остров, захваченный в первые дни войны с целью создания угрозы для Одессы и дельты Дуная. В начале мая украинские беспилотники почти каждый день уничтожали там зенитные комплексы и десантные катера. «Сухому» даже удалось пролететь над островом и 6-го мая разбомбить несколько зданий на нем, что поставило под сомнение способность российского флота оставаться в этом месте.

Украинский флот практически уничтожен

Однако на море украинская армия вынуждена сражаться на расстоянии. Ее флот, и без того скудный до начала конфликта, был почти сведен на нет, поскольку продвижение русских на юге побудило генеральный штаб затопить его флагман. У Украины всего два актива — противокорабельные ракеты и беспилотники, но она эффективно их использует. «Мы впервые видим, как дроны используются в морской войне для отвлечения внимания или прямых атак. Это достаточно инновационно и эффективно, «Байрактары» нанесли ощутимый ущерб», — анализирует военно-морской историк Александр Шелдон-Дюпле на подкасте Института стратегических исследований Военной школы «Коллиматор». Вероятно, их роль была существенной и в атаке, которая отправила «Москву» на дно. Отвлекая радары крейсера, беспилотники позволили недавним украинским противокорабельным средствам — ракетам «Нептун» — поразить его.

Эти ракеты позволяют Украине удерживать российские корабли на расстоянии от своих берегов, но смогут ли они сделать больше? Размер их запасов неизвестен, а завод по их производству был разрушен в результате бомбардировки сразу же после нападения на «Москву». Великобритания и Дания пообещали отправить больше своих ракет, но они еще не доставлены на место. «Я не думаю, что их будет достаточно, чтобы прорвать российскую блокаду. Это хороший сдерживающий фактор, но его недостаточно, чтобы закрыть доступ [к части Черного моря для русских – прим. ред.], — написал в Twitter бывший турецкий офицер Тайфун Озберк. — Они не способны атаковать подводные лодки и не решают проблему мин». Несмотря на все потери, ВМФ России по-прежнему доминирует на Черном море.

1 комментарий на “Три месяца войны в Украине: мелкие шажки русского огра

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.