Украина: Неуклюжая Amnesty и законы войны

logo_podii

Libération, 7 августа 2022

Автор: Пьер Алонсо Перевод – Алексей Першко

После публикации пресс-релиза об «угрозе мирному населению» со стороны Киева в адрес правозащитной организации посыпался дождь критики. Руководительница украинской секции подала в отставку, обличая этот «инструмент российской пропаганды». Это был даже не отчет, а скорее подробный пресс-релиз. Хотя Amnesty International регулярно публикует весьма объемные документы, этот умещается на нескольких страницах. Однако речь идет о серьезной и деликатной теме: нарушениях международного гуманитарного права (права войны), приписываемых украинским вооруженным силам при защите своей страны, в которую Россия вторглась 24-го февраля. С момента публикации в четверг [4 августа] пресс-релиз подвергся резкой критике. Дело даже переросло во внутренний кризис, сопровождающийся уходом в отставку главы украинского отделения организации Оксаны Покальчук — уважаемой  защитницы прав человека, занимавшей эту должность на протяжении семи лет.

В опубликованном в Facebook в ночь с пятницы на субботу посте Оксана Покальчук высказывается весьма резко, говоря об этой публикации как об «инструменте российской пропаганды». Украинская секция критикует организацию за то, что последняя вытеснила ее из этого расследования — проведенного двумя иностранными специалистами, специализирующимися на военных преступлениях, но без достаточного опыта и глубокого знания местных реалий. «Если вы не живете в стране, захваченной оккупантами, которые рвут ее на части, вы, наверное, не понимаете, что такое осуждать армию защитников», — язвит Покальчук. Она уточняет, что киевское отделение тщетно призывало организацию дать Министерству обороны больше времени для объяснений (Amnesty связалась с ним 29-го июля и к 4-му августа не получила ответа).

«Мы в полной мере подтверждаем наши выводы, [которые] основаны на доказательствах, полученных в результате обширных расследований, проведенных с соблюдением тех же строгих стандартов и процедур проверки, что и вся работа Amnesty International», — заявила генеральный секретарь этой неправительственной организации Aньес Калламар, искренне сожалея об отставке своей киевской коллеги. Организация заявила в воскресенье, что «глубоко сожалеет о страданиях и гневе, вызванных» ее расследованием.

Украинские лидеры резко отреагировали на отчет НПО. Президент Владимир Зеленский выступил против «отчета, в котором жертва и агрессор в определенной степени уравниваются», по его мнению, перекладывая «ответственность с агрессора на жертву». НПО «пытается амнистировать террористическое государство» Россия, рассудил глава исполнительной власти.

Размытые примеры

Расследование Amnesty International длилось с апреля по июль в течение несколько недель вблизи линии фронта: в регионах Харькова, Николаева на юге и в Донбассе. В своем заключении организация считает, что обнаружила «доказательства того, что украинские силы наносили удары из населенных пунктов и размещались в жилых домах 19-ти городов и сел этих регионов». Приведенные примеры остаются довольно размытыми. Места или даты указаны лишь приблизительно («село к югу от Николаева», «город на Донбассе», «начало июля») – по официальной версии, чтобы не подвергать опасности опрошенных свидетелей. Amnesty уточняет, что ее лаборатория доказательств провела анализ спутниковых изображений, но ни одно из них — в отличие от обычной практики организации — не приводится.

В НПО считают, что украинские военные подвергали опасности мирных жителей, занимая позиции слишком близко к жилым зонам. Перед захватом российской армией в начале июля исследователи Amnesty видели в Лисичанске — городе на Донбассе — что «солдаты использовали здание, расположенное примерно в двадцати метрах от входа в используемое местными жителями подземное убежище, где был убит пожилой человек [российским обстрелом]». В организации считают, что украинские силы должны располагаться «в других местах […], таких как военные базы или густые лесные массивы, или другие сооружения, которые находятся на большом расстоянии от жилых районов».

Организация принимает сугубо юридическое прочтение конфликта, без учета оперативных вопросов вторжения, которое по сути предполагает завоевание или даже уничтожение городов — центров власти в регионе, где примерно 60% населения проживает в урбанистической зоне. Тем самым НПО создает фактическую симметрию между двумя воюющими сторонами, что соответствует международному гуманитарному праву, но раздражает Киев, который столкнулся с вооруженной агрессией (запрещенной Уставом ООН и Римским статутом Международного уголовного Суда).

Защищать города

Что касается украинских баз, то они были целями с первых часов российского вторжения, что побудило украинский генеральный штаб рассредоточить свои войска с целью ухода от смертоносных ударов гораздо более тяжеловооруженной армии. Почетный профессор публичного международного права Свободного университета Брюсселя Эрик Давид напоминает об общем обязательстве, предусмотренном статьей 50 первого дополнительного протокола к Женевским конвенциям: «Каждая воюющая сторона должна избегать размещения военных объектов вблизи гражданских лиц. Настоящая проблема возникает при защите города. Чтобы защитить его от нападения противной стороны, может оказаться абсолютно необходимым размещения поблизости военных средств – к примеру таких, как зенитные батареи», — продолжает юрист, настаивая на «значительной роли реальных фактов» для «оценки законности или противоправности поведения сторон».

Amnesty также критикует украинскую армию за то, что она «ни обращалась к мирным жителям с просьбой оставить здания [вокруг ее позиций], ни помогала гражданским в их эвакуации». Однако призывы покинуть прифронтовые города звучали постоянно, и также были предоставлены ресурсы для эвакуации – такие, как ежедневный поезд из Покровска, что в центре Донбасса, в Днепр — далекий от боевых действий мегаполис. «Вынужденное перемещение само по себе является нарушением международного гуманитарного права, и на протяжении всей истории многие гражданские лица предпочитали оставаться в районах, где велись военные действия», — отметил в Twitter военный эксперт Королевского объединённого института оборонных исследований Джек Уотлинг.

 Наконец, Amnesty International отмечает, что украинская армия использует охраняемую гражданскую собственность, такую ​​как больницы и школы. В первом случае главным образом для отдыха, а не для ведения военных действий, а во втором — уже оставленные ранее строения, представляющие собой простые административные здания. Тем не менее их использование способствует стиранию границ между гражданскими и военными объектами, как и использование школьных автобусов для переброски солдат на фронт, свидетелем чего Liberation стало на Донбассе. Это различие является «одним из самых фундаментальных в международном гуманитарном праве», отмечает профессор Эрик Давид, который не видит никакого «вероломства» в этих практиках Киева.

1 комментарий на “Украина: Неуклюжая Amnesty и законы войны

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.