Украина: Экономика подорвана войной на истощение

logo_analitika

Libération – пятница, 3 июня 2022

Авторы: Бенжамен Делилль и Леа Массген  Перевод - Алексей Першко

В 2022-м году ВВП Украины может упасть почти наполовину. Спустя сто дней после начала российского вторжения правительство пытается максимально лимитировать падение с помощью своих западных союзников. Терраса расположенного в оживленном районе Киева кафе «Зигзаг» в этот вечер среды почти заполнена. Модный ресторан вновь открыл свои двери более месяца назад, ранее прекратив свою деятельность в первые недели войны, подобно всем другим заведениям столицы. В течение двух месяцев волонтеры по очереди работали в так называемых «военных кухнях», готовя блюда для украинских солдат. «Вся прибыль шла военным», — объясняет 22-летний официант Иван. Клиенты начинают возвращаться, даже если сейчас их и стало меньше, чем раньше». Для него жизнь не вернется в свое русло, пока не закончится война: «Защитники сражаются, чтобы мы могли продолжать это подобие жизни». Иван тоже дожидается своей очереди для отправки на фронт.

К нормальной жизни ничто не вернулось, все по-прежнему подчинено фронту. В этом суть военной экономики: все, что не закрывается, старается приспособиться, переориентироваться, как можно лучше поучаствовать в общенациональной борьбе. «Теперь предприятия, ранее производившие свитера, производят оружие», — заявил в марте Тимофей Милованов, советник президента Владимира Зеленского и бывший министр экономики. Модельеры отложили в сторону выкройки красивых платьев, чтобы шить одежду для бойцов. Те, кто имеет такую возможность, производят каски и бронежилеты. Фермеры предлагают часть своего урожая, чтобы накормить солдат и миллионы перемещенных лиц, бежавших из зоны боевых действий, но не покинувших страну. Все это в контексте общего экономического падения, которое крайне трудно — если не невозможно — сдержать.

Прямой и косвенный ущерб

Влияние российского вторжения на украинскую экономику трудно оценить, поскольку боевые действия затрудняют сбор точных данных. В первые дни войны украинское правительство поручило директору института при Киевской школе экономики (Kyiv School of Economics) Наталье Шаповал вместе со своей командой оценить ущерб. «Прямой ущерб на 25-е мая составил 105 миллиардов долларов [98 миллиардов евро, прим. ред.]», — серьезным тоном анализирует она. За некоторыми исключениями, речь тут идет об инфраструктурных объектах, разрушенных в результате боевых действий и бомбардировок. В то время как российское наступление вот уже  нескольких недель было сосредоточено на восточном регионе Донбасса и на стратегическом городе Северодонецк, расположенном в Луганской области, — губернатор этой восточноукраинской территории по случаю сотого дня конфликта дал в пятницу утром свою оценку ущерба. «Сто дней они (русские – прим. ред.) уничтожали все, что собой представляла Луганщина», — заявил Сергей Гайдай, утверждая, что было разрушено более 400 километров «дорог европейского уровня», а также 33 больницы, 237 сельских поликлиник, около 70 школ и 50 детских садов.

Со своей стороны, армия не сообщает обо всех своих потерях по понятным причинам конфиденциальности. Точно так же остается тайной ущерб в энергетическом секторе. «У нас нет доступа и к территориям, где до сих пор идут боевые действия, — добавляет экономист. — Даже если мы попытаемся произвести оценку, анализируя спутниковые снимки». Чтобы проиллюстрировать масштабы ущерба, она упоминает 40 миллионов квадратных метров разрушенной жилплощади. «Для сравнения, Украина до войны строила около 3 миллионов квадратных метров жилья ежегодно, так что только это дает представление о том, сколько времени займет восстановление».

Затем следует косвенный ущерб — влияние войны на экономику в целом: от 527 до 560 миллиардов евро убытков по данным института Киевской школы экономики. По мере того, как война затягивается, ухудшаются и прогнозы основных мировых экономических институтов. По данным Европейского банка реконструкции и Международного валютного фонда, в 2022-м году ВВП Украины может сократиться примерно на треть. Всемирный банк настроен еще более пессимистично и ожидает падения на 45%.

По данным Программы развития ООН, к концу года девять из десяти украинцев могут оказаться за чертой бедности, а пять миллионов из них с начала войны потеряли работу, что составляет почти треть трудоспособного населения страны. «И опять-таки, все это не включает в себя экологические последствия войны — загрязнение почвы, все долгосрочные негативные последствия, особенно для здоровья людей, несвоевременно вылеченные онкологические заболевания, травмы», — с грустью перечисляет Наталья Шаповал.

Длинные очереди

Трудно представлять себе, что будет дальше, когда приходится выживать в настоящем. Потому что, даже когда вы находитесь вдали от линии фронта, война делает сложными любые ваши повседневные дела. Некоторые продукты заканчиваются, особенно бензин, две трети которого импортировались ранее из России или Белоруссии. Перед заправочными станциями выстроились длинные очереди, которые нормируют драгоценное топливо, в частности, для отправки на фронт. С началом вторжения России правительство Владимира Зеленского воспользовалось военным положением, чтобы ввести ряд мер, призванных хоть немного облегчить жизнь сограждан: снижение налогов и пошлин на малый бизнес, замораживание обменного курса, приостановление таможенных пошлин или контроля за движением капитала. Это также резко сокращает источники государственных доходов. И именно это может стать проблемой по мере затягивания войны: дефицит бюджета украинского государства оценивается в 5-7 миллиардов долларов (4,6-6,5 миллиардов евро) в месяц. Дефицит, который постоянно растет, в то время как основные ресурсы страны экспортируются с большими проблемами. Начиная с сельскохозяйственной продукции, которая составляет 15% ВВП страны и почти половину ее экспорта. «Наши порты, такие как Одесса или Мариуполь, являются нашими основными экспортными воротами. Они либо оккупированы, либо заблокированы русскими, — уточняет Елена Нероба, аналитик компании по импорту-экспорту зерновых Maxigrain. — Поэтому мы стараемся экспортировать нашу продукцию поездами до западных границ. Немного грузов отправляется автомобильным и речным транспортом. Но это очень и очень сложно».

Сложно, потому что Украина не имеет железнодорожной и морской инфраструктуры для такого количества экспорта. Тем более, что поезда — наиболее часто используемые транспортные средства – ходят в стране по железнодорожным путям с другим расстоянием между рельсами по сравнению с европейскими соседями, что требует значительной логистической работы по переброске продукции с одного поезда на другой при переходе границы. И последнее, не менее важное обстоятельство: европейские порты, ответственные за экспорт товаров, не имеют складских мощностей, чтобы справиться с подобным грузопотоком.

«Болезненные меры»

«Если брать зерновые, то в марте мы экспортировали 200 тысяч тонн, в апреле — миллион, в мае, вероятно, немного перевалим за миллион, — подсчитывает Андрей Дыкун, президент Украинского аграрного совета. — Но мы должны экспортировать не менее 5 миллионов тонн в месяц, чтобы наше сельское хозяйство было прибыльным». Серьезное испытание как для государства, так и для фермеров, которые уже страдают от боевых действий, и у которых может не оказаться средств для выращивания будущего урожая. «Многие ассоциации гуманитарной помощи отправляют продукты в Украину, это хорошо, но если бы нам дали деньги для простого сохранения нашего производства, мы могли бы производить гораздо больше и с меньшими затратами», — взывает Андрей Дыкун, участвующий в онлайн-сборе средств под названием «SaveUA».

Для других флагманов украинской экономики – в угольной и металлургических отраслях — ситуация еще более проблематична. «Большая часть промбассейна находится на востоке и в Донбассе – то есть, под бомбардировками», — говорит Наталья Шаповал. Поэтому многие промышленные объекты, такие как меткомбинат «Азовсталь» в Мариуполе, полностью разрушены или пришли в негодность. Те же предприятия, которые продолжают – пусть и крайне частично, работать, — сталкиваются с теми же экспортными барьерами. «В условиях военной экономики есть три типа компаний, — резюмирует экономист. — Сервисные компании, которые могут продолжать работать где угодно, составляют первую треть. Вторая треть — это компании, способные изменить или переместить свою деятельность, чтобы избежать краха — например, фармацевтическая или часть пищевой промышленности. Им сейчас очень трудно продать свои запасы из-за отсутствия покупателей. И последняя треть, которую нельзя переместить: шахты или крупные промышленные комплексы находятся под огнем и обречены на паралич.

Если на данный момент миллиарды долларов, присланные западными союзниками, позволяют Украине держаться, то перспектива долгосрочного конфликта вызывает серьезные вопросы. «Для этого потребуются болезненные меры, такие как резкое повышение налогов и пошлин, сокращение социальных расходов и возможная национализация некоторых критических секторов», — говорит научный сотрудник Института Кеннана Михаил Минаков. Меры, вероятно, необходимые, но априори недостаточные. Отсюда непрекращающиеся призывы Украины к своим сторонникам о дополнительных поставках оружия и финансовой помощи.

1 комментарий на “Украина: Экономика подорвана войной на истощение

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.